Галина КАЛИНИНА,
Николай БОГДАНОВ, психиатр и психофизиолог

Судьба и характер... на кончиках пальцев

Каждого человека еще до его рождения природа наделяет особой маркировкой. Это узоры на пальцах, изучив которые можно определить не только одаренность или, например, склонность к насилию, но и многие заболевания

Порой кажется, что едва ли не каждую нашу вполне материалистическую науку сопровождает ее оккультный двойник. Параллельно с астрономией благополучно процветает астрология, с арифметикой соседствует нумерология, химия уживается с алхимией… Разве что хиромантия ничем не продублирована. Но нет, оказывается, есть и наука, изучающая узоры на пальцах.
Она называется дерматоглифика. Ее родоначальником считается англичанин Фрэнсис Гальтон, опубликовавший монографию об отпечатках пальцев в конце XIX века. А термин «дерматоглифика» появился меньше века назад – в 1926 году и переводится как “гравировка кожи”.

Никакой мистики

Представляете, узоры, которыми подушечки наших пальцев покрываются еще в утробе матери, тесно связаны с тончайшими особенностями нервной системы каждого из нас и, следовательно, – с нашим самочувствием, поведением, характером. А от характера до судьбы полшага. Так что Богданов, посмотрев на ваши пальцы, может многое рассказать вам... о вас. Но мистики в этом нет никакой. От дерматоглифики до хиромантии так же далеко, как от астрономии до астрологии.
Правда, отпечатками пальцев занимается еще дактилоскопия, но криминалистов интересует лишь их принадлежность человеку, а не то, что за этими рисунками стоит – тип нервной системы. По мнению Богданова, “гравировка кожи” на пальцах – наше второе лицо, которое может рассказать о нас куда больше первого. Впрочем, для того чтобы понять, что сам Николай, как герой песни Высоцкого, “иноходью скачет” (“это значит иначе, чем все”), не обязательно знать, что завиток на одном из его пальцев закручен в противоположную от общепринятой сторону. Но это так. Не потому ли, вопреки мнению ученых, Богданов утверждает, что близнецы чувствуют себя дискомфортно от вынужденной конкуренции со своими “копиями” и очень часто… ненавидят друг друга. И еще. Уже никто не опровергает мнение о том, что левшей нельзя переучивать, дабы не травмировать их. Никто, кроме... Богданова. Кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН, член нескольких международных научных организаций и ассоциаций, он расставляет вопросительные знаки там, где их меньше всего ожидаешь, нахально ставит под сомнение незыблемые постулаты. И часто пользуется словечком “кондово”. “Кондовым” в его понимании может быть текст, характер человека и даже… отпечаток пальца.

Как промаркированы умные люди

– Дерматоглифика – уникальная маркерная система, – считает Богданов. – Маркировка – гребневые узоры на пальцах – это разметка, которая указывает на что-то очень важное. В нашем организме маркера такого уровня больше нет.
– Получается, что все мы… промаркированы? То есть помечены? Зачем?
– Ответить на этот вопрос пока трудно. Гребневая кожа у человека есть только в максимально удаленных зонах – на руках и ногах, а у некоторых обезьян – на хвосте. Проще всего предположить, что гребешки увеличивают трение с поверхностью предмета и облегчают передвижение, лазание по деревьям. Но уж слишком сложны узоры, чтобы объяснить их появление только этим. Между прочим, отпечатки пальцев и ладоней обезьян намного витиеватее, чем у человека.
– И что это означает?
– Кто бы знал! Может, это свидетельствует о том, что мозг обезьяны в чем-то устроен намного сложнее, чем у человека. Или о том, что человек – расцвет приматов. Чем архаика в искусстве отличается от классического периода? Она нелепым образом сложна. По-видимому, природа, создавая приматов, заложила в них очень мощный фундамент, а потом выяснилось, что он не нужен, и эволюция от этой “архаики” к “классике” пошла по пути отбрасывания каких-то лишних деталей. Сравнение отпечатков пальцев и ладоней человека и обезьяны позволяет понять, как эволюционировал мозг.
Рис. 1. Дуга
Рис. 1. Дуга
Рис. 2. Петля
Рис. 2. Петля
Рис. 3. Завиток
Рис. 3. Завиток
Основные типы пальцевых узоров по классификации, предложенной Фрэнсисом Гальтоном еще в 1892 г.
На рис. 2 и 3 видны четко прочерченные линеечки. Не ищите их на своих пальцах. Они нарисованы специально, Для того чтобы вам легче было справиться с гребневым счетом

– Выходит, если у обезьяны более сложные рисунки на пальцах и ладонях, она умнее человека? И умные люди “помечены” более изощренной гравировкой кожи?
– Когда более двадцати лет назад я начал заниматься отпечатками, мне тоже хотелось понять, где на ладонях маркер умных людей, а где – глупых. Кто умнее – люди с дугами, петлями или завитками на пальцах? Выяснил, что с такими мерками подходить к дерматоглифике нельзя. Каждый из нас в чем-то глуп, а в чем-то умен по-своему. А поскольку нет ни абсолютно глупых, ни умных, то и сказать, кто лучше, а кто хуже, нельзя.
Чаще всего (примерно у 35 процентов людей) на пальцах встречаются ульнарные петли – узоры, напоминающие лассо и направленные, как правило, в сторону мизинца. Нервная система этих людей устроена так, что им легко приспособиться к любой ситуации. Они производят впечатление нормальных в самом кондовом смысле этого слова. Они не держат фигу в кармане, достаточно доброжелательны, в меру откровенны и в меру скрытны. Они исполнительны, но не станут делать больше, чем поручено. А вот человек с завитками на пальцах всегда не удовлетворен тем, что происходит внутри и вокруг него, вечно пытается что-то изменить. У него колоссальный потенциал для того, чтобы перестроить мир, сделать гениальное открытие. Однако в этом своем порыве он часто бывает неадекватен, оказывается “не к месту”. Именно у того, кого считают “придурком”, чаще встречаются завитки на подушечках пальцев.
Если дерматоглифика скудна и редка, у человека возникают проблемы с социальной адаптацией. И чем более редки узоры на его пальцах, тем острее эти проблемы. Третий тип – люди с дугами (арками) на подушечках пальцев. Они, как говорят психологи, не склонны менять своих поведенческих программ. Потому что их у них не так уж и много. Казалось бы, это плохо. Но человек с завитками на пальцах знает миллион способов открыть дверь. Только он ее… не откроет. Будет мучиться, какой способ выбрать, сомневаться. А человек с дугами знает один способ – ударом ноги. И воспользуется им. У людей, которые, как кинжальные ножи, проходят через сложные обстоятельства, как раз и обнаруживается много дуг на пальцах. В этом их сила. Однако важно, что ты скажешь, открыв дверь. А сказать им порой нечего. В этом их слабость.
– А людям с завитками на пальцах есть что сказать?
– Конечно! Но они этого не скажут. Потому что: “а прав ли я…”, “а вдруг…”, “мне самому уже кажется, что это глупость”…
Я не знаком с дерматоглификой Андрея Белого, но Ходасевич дал ему характеристику как типичному человеку с завитками на пальцах. Ходасевич писал, что Белый “метался между красавицей и беспутной матерью и уродом, умницей и чистейшим человеком отцом. И он понял в каждый момент, что в каждой истине есть доля глупости и неправды, в каждой совершенно абсурдной мысли есть рациональное зерно, которое, может, не по сути, но по форме и смыслу связано с ней… И поэтому его жизнь была тяжелейшая мука”.
– Общаясь с кем-то, вы можете предположить, какие узоры на его пальцах?
– В одном провинциальном городке меня познакомили с человеком, который на свои деньги построил частный музей. И вот сидим мы с ним на крыльце, а он причитает: “Господи, и зачем я это сделал, зачем все свои деньги в музей ухнул? Может, дети придут сюда, посмотрят на всю эту красоту и не пойдут, как Чикатило, с ножом резать кого-то…” Странный такой человек. Слово за слово, разговорились. Можно вашу руку? Пожалуйста. Говорю: у вас рисунки на пальцах – как у… Чикатило. Посоветовал не пугаться, ведь это указывает всего лишь на отсутствие прагматичного поведения, свойственного людям с завитками на пальцах.
– А что, у Чикатило были какие-то особенные рисунки на пальцах? И осмотрев пальчики ребенка, вы можете сказать, что у него есть склонность стать Чикатило?
– Да.
– Кошмар! Прямо Ломброзо какой-то!
– Действительно, все время возникает призрак ломброзианства. Но отличия – кардинальные. Во-первых, критерии, по которым Ломброзо предлагал оценивать прирожденных преступников (широко расставленные глаза, оттопыренные уши, низкий скошенный лоб…), довольно наивны. А во-вторых, что Ломброзо предлагал делать с людьми, которые предрасположены к преступлению? Он считал, что их надо убивать.
У человека может быть склонность к убийству, но она не фатальная. Если кто-то подвержен судорогам, например, ему создают условия, чтобы он не заболел. Так же надо поступать, чтобы другой кто-то не совершил преступление. В конце концов, что такое склонность к насилию? В каком-то смысле это ранимость психики. Ведь и Чикатило не в один момент убийцей стал. Когда его казнили, отпечатки пальцев выкинули из картотеки, посчитав, что они уже нигде не “засветятся”, а один оперативник подарил их мне. Я их часто рассматривал. У Чикатило очень редкий тип дерматоглифики. По отпечаткам пальцев нельзя сказать – убийца человек или нет, но можно объяснить, почему он совершил убийство, что, на мой взгляд, важнее. Рисунки на пальцах показывают, насколько легко было довести такого человека до того, что он взял нож и стал убивать. На одного плюнешь – он утерся и пошел себе дальше, а на другого не то что плюнуть – косо посмотреть нельзя. Убьет.
– Чикатило из тех, кто не потерпит, когда на него только собираются плюнуть?
– Именно так. А на него не просто плевали – тонны грязи обрушивали. Все серийные убийцы, несомненно, таковы.
– А по отпечаткам пальцев можно определить пол человека?
– Наверняка нет. У мужчин на пальцах больше завитков, у женщин – петель. У мужчин сложные узоры расположены на пальцах правой руки, у женщин – наоборот. В целом дерматоглифика женщин проще. Человек с завитками на пальцах в меру своих способностей старается предсказать развитие ситуации и будет стремиться к ее разрешению. Человек с петлями действует по ситуации, а человек с дугами ведет себя всегда одинаково. Вот и получается, что мужчина предсказывает ситуацию, а женщина действует по обстоятельствам, что делает ее сильнее. И смелее, потому что она многих вещей просто не понимает и не хочет понимать, это ее и спасает. Разумеется, встречаются женщины, у которых десять завитков на пальцах, и они, предсказывая и анализируя ситуацию, могут дать сто очков вперед большинству типичных мужчин.
– Отличаются ли отпечатки пальцев гомосексуалистов от рисунков на пальцах “типичных мужчин”?
– Их дерматоглифика, конечно, имеет свои особенности, но против ожидания она не женского типа. Гомосексуалисты – это скорее “левши” определенного типа.

Бомж и Штирлиц – братья по крови?

Когда Богданов рассуждает о левшах, он имеет в виду не то, что люди пишут левой рукой, а особенности работы их мозга. Считается, что левое полушарие нашего мозга ответственно за высшие психические функции – речь, осмысление окружающей среды, прогноз дальнейшего развития ситуации. А правое полушарие более тесно связано с эмоциями. Проще говоря, левое полушарие – это наша логика, а правое – эмоции. Причем левое “дает команды” правой руке, а правое – левой.
Однако если человек пишет левой рукой, еще не означает, что при этом у него “работает” правое полушарие, ответственное за интуицию, эмоции. Оказывается, у 70 процентов левшей (как почти у всех нас, праворуких) центр речи тоже расположен в левом (а не в правом!) полушарии мозга. То есть получается, они вроде как “ненастоящие” левши.
“Настоящие” – те, кто обрабатывает информацию, поступающую в мозг, тоже правым полушарием, а не те, кто пишет левой рукой! Мало того, при этом они вполне могут быть… праворукими! Но именно их нейрофизиолог называет левшами. И ищет признаки, подтверждающие это, на рисунках их пальцев. По дерматоглифике (определенной асимметрии узоров на пальцах разных рук) можно точно выделить людей, у которых не только рука “управляется” правым полушарием, но и речь оттуда же. По словам Богданова, дерматоглифика – единственный метод, который позволяет надежно отличить патологических левшей от врожденных. А зачем их отличать?
Дело в том, что патологические левши – это те, кто пишет левой рукой в результате родовой травмы, а не потому, что так было задумано природой. Богданов утверждает, что лишь дерматоглифика сегодня способна ответить на вопрос, за счет каких именно левшей их становится все больше. Так что леворукость может быть не только врожденной, но и возникнуть в результате плохой экологии, тяжело протекавшей беременности, неудачно принятых родов. Богданов полагает, что именно таких – патологических – левшей и надо переучивать. Но это будет уже не переучивание, а скорее коррекция, развитие правой руки.
– Те, кого мы привыкли называть левшами, – левши по указательному пальцу. Дети с синдромом Вильямса (психическое заболевание) – “левши” по третьему и пятому пальцам. Гомосексуалисты – “левши” по мизинцу и большому пальцу. Именно на этих пальцах у них расположены завитки, свидетельствующие об особенностях организации мозга. У меня есть основания думать, что серийные убийцы и гомосексуалисты (я не объединяю эти группы) обрабатывают информацию правым полушарием. Поведение и тех и других непрагматично. Это левши, которым в каком-то смысле плевать на то, что о них подумают.

Что общего у Маяковского с бомжами?

– Помните, в фильме “Семнадцать мгновений весны” Мюллер показывает Штирлицу отпечатки пальцев, снятые с чемодана русской радистки? Судя по всему, там большой, указательный и средний пальцы. И на всех трех – рисунки дуг.
– А “дуги” идут напролом, вышибают дверь ногами?
– Да, такому человеку никогда не стать разведчиком! У настоящего резидента на пальцах десять завитков должно быть, они свидетельствуют об артистизме и хитрости.
– А о себе вы узнали что-нибудь новенькое, когда изучили свои пальцы?
– У меня, слава Богу, все завитки на одной руке – на правой, на мизинце, указательном и безымянном пальцах. Почему слава Богу? Если бы завитки были на левой, это говорило бы об очень большой тревожности, я бы к вам на интервью тогда бы не приехал (мало ли что я сболтну, а вы напечатаете, а вдруг…).
Я человек крайне неуравновешенный, вспыльчивый, люблю поорать. Тип Маяковского. Дерматоглифика великих людей – мое хобби. Я сначала думал, что у гениев обязательно очень редкая дерматоглифика, но оказалось, что это не так. У Маяковского всего три завитка на пальцах, у Мандельштама – четыре. И отлично, потому что людям, у которых много особенностей нервной системы, очень трудно реализоваться. За “тонкую” нервную систему (читай: редкую дерматоглифику) человек платит страшную цену. Например… бомжует. Большинство бомжей – люди с маргинальной дерматоглификой.
Какой смысл вы вкладываете в это слово?
– Редкий, резко отличающийся от группы человек.
– Значит, у Штирлица и бомжей должны быть похожие узоры на пальцах?
– Не исключено. У бродяг очень много завитков на пальцах “по левому типу”. Явное свидетельство эмоционального богатства натуры. Незаурядные люди, они могут себе позволить быть свободными от общества, не бояться жить где-нибудь на вокзалах или в подворотнях, не иметь дома. Да окажись я в такой ситуации, я бы погиб!
– Как в вашу коллекцию попали “пальчики” Маяковского?
– Из архива департамента полиции, который был передан в Государственный архив РФ. Это отпечатки, взятые у поэта во время ареста в 1908 году. В России отпечатки у всех арестованных начали снимать годом раньше – в 1907-м. На пальцах Маяковского три завитка, и все на одной руке – на правой. человек крайне неуравновешенный, но отходчивый. Обычно о склонности к самоубийству говорят признаки левшества на руках – признаки некой неадекватности, крайне эмоционального восприятия мира. У меня, например, на руках есть слабые признаки левшества, а у Маяковского их нет вообще. Дерматоглифика поэта указывает на то, что он не был склонен к самоубийству, не мог вынашивать идею саморазрушения. На мой взгляд, его разговоры о самоубийстве – всего лишь пустая болтовня, и не более того. Со мной категорически не согласны специалисты музея Маяковского. Утверждалось, что он левша, застрелился левой рукой. Но писал-то он правой! Видимо, что-то поэт делал левой рукой, раз даже в воспоминаниях Катаева упоминается, что Маяковский левша. Можно было бы предположить, что он “ненастоящий”, вынужденный левша – из-за травмы мозга во внутриутробном развитии, в детском возрасте, но это маловероятно, потому что сказалось бы на его поэтических способностях. Моя гипотеза: поэт просто легкомысленно сыграл в русскую рулетку. Не желая себя убить. Нажимал на курок, но не стремился к самоубийству, не верил, что может так умереть. По воспоминаниям Брик известно, что он стрелялся дважды, но не у нее на глазах. Она приезжала к нему, и он говорил, что пистолет дал осечку. По-видимому, он просто пугал женщину.
А вот Мандельштам “левша” по гребневому счету. Есть такое понятие в дерматоглифике. Гребневой счет – это количество “гребешков” кожи, “полосочек” на рисунках петель, дуг или завитков. У него три завитка на правой руке и один на левой. Наверное, для того, чтобы человек реализовался, другой комбинации и не надо, все остальное будет лишним, перебором. Завитки как бы маркируют организацию тех блоков мозга, которые дают человеку возможность создать что-то гениальное. Образно говоря, такой рисунок на пальцах как бы ставит галочку: у человека есть клад, который можно потратить. Как он им распорядится, на что пустит – уже другой вопрос.

От разницы в узорах до разницы в культурах

У китайцев про завитки на подушечках пальцев есть пословица. Она звучит примерно так: один вихревой завиток означает бедность; два – богатство; три или четыре – открывай ломбард; пять – станешь комиссионером; шесть – вором; семь – жди несчастья; девять завитков и одна петля – хоть всю жизнь не работай, всегда будешь сыт, хватит еды до самой старости. Если обратиться к индийскому или японскому “фольклору”, то обнаружится, что людей с дугами на пальцах там считали жесткими, кондовыми, холодными; людей с петлями – милыми, безынициативными, доброжелательными; людей с завитками – хитрыми, удачливыми. У Эйнштейна было семь завитков: на больших, указательных и безымянных пальцах обеих рук и на среднем пальце левой руки, остальные рисунки – улинарные петли.
– Интересно, что бы вы сказали о таком человеке, если бы не знали, что это отпечатки пальцев Эйнштейна?
– Высокий потенциал, склонен к игровой, рассудочной деятельности, к анализу и просчету ситуаций. Если говорить на обывательском языке, то это человек себе на уме, закрытый, скрытный, поздно формирующийся тип, инфантильный, склонный к игровому поведению, крайне ленивый. Впрочем, так ведь и было, правда? Эйнштейн писал, что сформировался поздно, в школе учился плохо.
– Отличаются ли рисунки на пальцах у представителей разных народов?
– Да. Дерматоглифика очень помогает при анализе происхождения того или иного народа. За разницей узоров на пальцах – особенности адаптации человека к природе. Завитки на пальцах чаще встречаются у народов, живущих в экстремальной ситуации: у аборигенов Севера – алеутов, чукчей, аборигенов Огненной Земли, Австралии, на Тибете. Людям с завитками на пальцах легче выжить в тяжелых природных условиях – царство Божие они все время пытаются построить внутри себя, и потому все, что происходит вокруг, их мало интересует. Отсюда созерцательная культура йоги.
– Можно предположить, что среди москвичей, увлекающихся йогой, много людей с завитками на пальцах?
– Среди наиболее успешных, продвинутых йогов – безусловно. А вот среди тех, кто “не въезжает” в это дело, окажутся люди с дугами на пальцах. А люди с петлями вообще вряд ли этим будут интересоваться, у них другие задачи, они слишком крепко стоят на земле. Если люди с самыми сложными узорами на пальцах живут в Тибете, то с самыми простыми – в Европе. Так что Восток – действительно дело тонкое. Там европейцу ловить нечего, люди с завитками на пальцах обведут их вокруг этих самых пальцев, обхитрят в два счета.
– А чем отличается дерматоглифика долгожителей?
– Простотой. У них на пальцах обычно очень много петель. И в этом загадка, потому что наибольшим физическим потенциалом обладают люди, у которых на пальцах завитки. Видимо, важно еще и умение приспосабливаться, пластичность, свойственные “петлям”. Ведь “петли” уступят в какой-то сложной жизненной ситуации “завиткам”, но окажутся успешней на длинной дистанции. Почему? Люди с завитками на руках склонны к саморазрушению, они быстро сжигают то, что им дала природа.

Самым существенным признаком в дерматоглифике считается  трирадиус (дельта) – то место, где потоки кожных гребешков расходятся в три стороны. Забавно, что у полосатых зебр тоже есть дельты, и они индивидуальны. Как вы думаете, для чего нужны этим животным полоски? Оказывается, чтобы лучше узнавать друг друга

Медики не против. Но и не “за”

– Однажды коллега попросила меня посмотреть семью, в которой был больной шизофренией. Познакомившись с родителями пациента, я сказал коллеге: “Разговаривать надо с мамой, потому что папа ничего не решает”. Коллега была потрясена, она наблюдала эту семью много лет, а я увидел их впервые. Все просто: у мамы на подушечках пальцев – одни дуги, а у папы – завитки. Понятно, что в этой ситуации он подкаблучник. Конечно, он умнее, деликатнее, тоньше и мог бы предложить что-то дельное, но в данном случае вся его тонкость уходит на то, чтобы терпеть.
Люди с дугами на пальцах никогда не объединяются друг с другом. И понятно: ни он, ни она не склонны к компромиссам. Как правило, “дуги” находят себе в пару человека с завитками, которые чрезвычайно компромиссны.
– Неужели мы, сами того не подозревая, выбираем друг друга по отпечаткам пальцев?
– Это просто поразительно! У меня на приеме однажды была потрясающая пара. У мужа – узоры в межпальцевых промежутках, что встречается у одного человека из десяти тысяч. Представьте себе мое удивление, когда и у его жены я обнаружил точно такую же аномалию. Этот человек нашел себе жену вслепую, но как точно!!
– Так, может, и при выборе профессии стоит смотреть на ладошки?
– А почему и нет? Татьяна Федоровна Абрамова создала уникальную модель реализации физиологического потенциала человека. Она занимается спортивной антропологией, прогнозирует будущее спортсменов самой высокой квалификации. Согласитесь, что и в спорте необходима специализация. Скажем, спринтеру важно уметь полностью выкладываться на короткой дистанции, а защитнику в футболе нужна не скорость, а совсем иная дерматоглифика. Ему важнее обладать не скоростными, а аналитическими качествами.
– Я поняла: нападающий – это человек с дугами на пальцах, а защитник – с завитками, так?
– В общем, так. Люди с дугами умеют максимально и с места в карьер реализовать свой потенциал. Это готовые нападающие – с взрывным темпераментом и кондовостью, умением одним ударом открыть дверь. Дерматоглифика дает потрясающие возможности для спортивного прогноза. Мальчишек, пришедших играть в футбол, можно сразу рассортировать по рисункам пальцев: кому в нападающие, кому во вратари, а кому стоять в защите…
По словам Богданова, уже в роддоме, без выяснения хромосомной картины, посмотрев на пальчики ребенка, можно абсолютно точно определить болезнь Дауна и другие психические заболевания, обнаружить четкие признаки патологического поражения нервной системы.
– Как это ни парадоксально, но дерматоглифика непопулярна среди медиков. Почему? Уж очень выводы ее конкретны, а некоторые диагнозы, например шизофрения, – неконкретны. Один врач скажет, что ее нет, другой – что есть, всех это устраивает. Узор на пальцах – такой признак, от которого никуда не денешься, он не подсказывает причины болезни (они могут быть разными), но однозначно указывает на сам факт заболевания. Дерматоглифика обнажает наше незнание. Потому и пугает. Мы зачастую ленивы и нелюбопытны, нам лучше услышать более невнятный приговор – ведь он дает возможность хоть какого-то, пусть иллюзорного, маневра.

Основной источник

© 2006—2012, Российское научное хирологическое общество
Москва, м. Октябрьское поле, ул. Маршала Рыбалко, д2, к2. Тел.: 8 (495) 920-21-72, 8 (903) 968-79-90.
E-mail: handhunter@bk.ru
Представительство на Украине: г. Киев, тел.: +38 095 283 15 45, E-mail: alikastro@rambler.ru
Представительство в Казахстане: г. Алма-аты, тел.: 8 777 208 9595, E-mail: isaodat@inbox.ru